Мероприятия:


Интервью Вице-президента ТПП РФ Вадима Чубарова порталу ГАРАНТ.РУ (15.05.2020 г.) о выдаче сертификатов и заключений о форс-мажоре в период действия введенных в связи с пандемией ограничительных мер

19 Мая 2020

Вадим Чубаров: "В период действия введенных в связи с пандемией ограничительных мер сертификаты и заключения о форс-мажоре выдаются бесплатно на всей территории России"

15 мая 2020

Мария Шувалова

Вадим Чубаров

 Фото: личный архив эксперта

В условиях принятых в целях борьбы с распространением COVID-19 ограничительных мер многим организациям пришлось частично или полностью приостановить свою деятельность, в связи с чем исполнение ими обязательств по договорам оказалось под угрозой, что в свою очередь простимулировало "спрос" на выдачу сертификатов о форс-мажоре. О том, как организована работа торгово-промышленных палат по рассмотрению значительно увеличившегося числа соответствующих заявлений, причинах отказа в свидетельствовании факта форс-мажора и рекомендациях сторонам сделок, намеренным воспользоваться отсрочкой исполнения обязательств в связи с пандемией, порталу ГАРАНТ.РУ рассказал вице-президент ТПП РФ, заслуженный юрист РФ, д. ю. н. Вадим Чубаров.

Вадим Витальевич, свидетельствование обстоятельств непреодолимой силы, наступивших на территории России, путем выдачи сертификатов о форс-мажоре в отношении внешнеторговых сделок относится к исключительной компетенции ТПП РФ (подп. "н" п. 3 ст. 15 Закона РФ от 7 июля 1993 г. № 5340-I "О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации", п. 2.1-2.2 Положения о порядке свидетельствования ТПП РФ обстоятельств непреодолимой силы). Поделитесь, пожалуйста, статистикой: сколько сертификатов выдано в этом году и насколько увеличилось число обращений предпринимателей за последние два месяца?

Сразу подчеркну, что это очень своеобразная публичная функция, осуществляемая Палатой, которая становится востребованной только в экстраординарных обстоятельствах. И то, что в настоящее время происходит, и те данные, которыми мы располагаем, показывают, что сейчас как раз имеют место чрезвычайные и непредотвратимые при обычных условиях обстоятельства. Если говорить о статистике в целом, то за два последних месяца примерно в 20 раз выросло количество обращений по внешнеторговым контрактам по сравнению с обычным потоком заявлений, которые к нам поступают в течение месяца. В этом году только за март, апрель и начало мая мы получили 761 обращение, по которым уже выдан 251 сертификат. Отрицательных ответов по этим обращениям с указанием причин, по которым сертификаты не могут быть выданы, на данный момент – 463.

В связи с таким ростом количества обращений ТПП РФ значительно увеличила число юристов, которые работают с документами, связанными со свидетельствованием обстоятельств непреодолимой силы. Это непростая работа: в среднем (мы как-то считали) от трех до пяти часов уходит на работу с пакетом документов по одному обращению.

Отмечу, что выдача сертификатов о форс-мажоре по внешнеторговым сделкам именно торгово-промышленными палатами – это общемировая практика. Мы разместили на своем официальном сайте информацию о том, куда и как обращаться за такими сертификатами за границей (uslugi.tpprf.ru/ru/services/32772), в частности, как организован процесс выдачи этих документов в Австрии, Бельгии, Люксембурге, Нидерландах, Великобритании, Франции, Германии, Сербии, Турции, Италии и Китае. Коллеги из Китая, кстати, были первыми, с кем мы связались, чтобы получить соответствующие сведения и обсудить порядок взаимодействия.

В период пандемии стало возможным свидетельствование форс-мажора не только по международным, но и по внутрироссийским контрактам – заключения об обстоятельствах непреодолимой силы выдаются региональными торгово-промышленными палатами. Процедура подачи заявления о выдаче соответствующего документа и его рассмотрения аналогична предусмотренной для выдачи сертификатов по международным сделкам (закрепленной в Положении о порядке свидетельствования ТПП РФ обстоятельств непреодолимой силы) или есть какие-то отличия?

Действительно, хотя закон о торгово-промышленных палатах не предусматривает полномочий по свидетельствованию форс-мажора по внутренним сделкам – в нем говорится только о внешнеторговых контрактах, ТПП РФ было поручено обеспечить подтверждение обстоятельств форс-мажора и по внутренним контрактам (согласно Протоколу Правительственной комиссии по повышению устойчивости развития российской экономики от 20 марта 2020 г. № 3). И Палата эту работу организовала. Естественно, если бы только непосредственно ТПП РФ этим занималась, мы бы не справились с огромным количеством поступающих обращений, поэтому соответствующие полномочия по рассмотрению заявлений и выдаче заключений об обстоятельствах непреодолимой силы по внутренним контрактам были переданы палатам субъектов РФ – до 1 сентября текущего года и, подчеркну, именно в связи с пандемией. Дальше будем смотреть, как будет складываться ситуация.

Перед запуском работы по выдаче заключений по внутренним контрактам была, разумеется, подготовлена необходимая методическая база. В ее основу легло упомянутое Положение о порядке свидетельствования обстоятельств непреодолимой силы – оно (в несколько модифицированном с учетом наших внутренних потребностей виде) было направлено в региональные палаты в качестве того образца, которым они должны руководствоваться при работе с заявителями в связи с подтверждением обстоятельств непреодолимой силы по договорам. Таким образом, процедура, объем необходимых документов, основания для отказа – те же самые, что и при рассмотрении ТПП РФ вопросов о форс-мажоре по внешнеторговым контрактам.

Без такой подготовительной работы, проведенной, надо отметить, в режиме цейтнота, не удалось бы обработать громадный объем обращений – всего на данный момент в региональные палаты было подано 22 847 заявлений о свидетельствовании форс-мажора, по результатам рассмотрения которых выдано 1240 заключений о форс-мажоре.

Кроме того, ТПП РФ направила в регионы целый ряд информационных писем по наиболее острым вопросам. В частности, по арендным отношениям; по вопросам, можно ли рассматривать в качестве обстоятельств непреодолимой силы вводимые на основании Указов Президента РФ от 25 марта 2020 г. № 206от 2 апреля 2020 г. № 239 и от 28 апреля 2020 г. № 294, а также нормативных актов региональных органов власти ограничительные или запретительные меры по привлечению работников на рабочие места, в качестве обстоятельств, препятствующих предприятиям выполнять свои обязательства по гражданско-правовым договорам. Еще одно письмо касается взаимодействия палат между собой, поскольку на определенном этапе начала складываться практика обращений компаний, получивших отказ в выдаче заключения о форс-мажоре в торгово-промышленной палате одного региона, в палаты других регионов. В связи с этим ТПП РФ сочла необходимым пояснить, что в основе любого свидетельствования форс-мажора лежит привязка к месту, где соответствующее событие произошло.

Отмечу еще, что параллельно с организацией работы по рассмотрению существенно выросшего количества заявлений о выдаче сертификатов либо заключений о форс-мажоре все торгово-промышленные палаты открыли соответствующие горячие линии. Линия ТПП РФ заработала 18 марта, линии остальных палат – в течение двух последующих недель. Причем предприниматели стали обращаться на них не только с вопросами о форс-мажоре, но и с другими, непосредственно связанными с пандемией. Наиболее популярные: какие льготы и другие меры поддержки бизнес может получить, как организовать работу персонала (особенно много их было в начале периода, объявленного указами Президента РФ нерабочими днями) и др. Всего за время работы горячих линий было проведено более 66 560 консультаций для обратившихся на них предпринимателей.

Вы упомянули о довольно значительном количестве отказных решений палат по заявлениям о выдаче сертификатов и заключений о форс-мажоре. Каковы основные причины отказа?

В принципе причин для отказа в выдаче сертификата или заключения немного. К ним относятся непредставление полного пакета необходимых документов, неоплата услуги по выдаче сертификата и отсутствие или невозможность свидетельствования в конкретном случае обстоятельства непреодолимой силы.

Сразу уточню – сейчас такое основание для отказа, как неоплата выдачи сертификата, не применяется, поскольку, как только начали вводиться запретительные меры в связи с коронавирусом, руководством ТПП РФ было принято решение о временном оказании данной услуги бесплатно на всей территории России и, начиная с 26 марта, плата за выдачу сертификатов и заключений о форс-мажоре не взимается (Информационное письмо ТПП РФ от 26 марта 2020 г № ПР/0315Информация Минэкономразвития России от 27 марта 2020 г.). Качество услуги при этом не изменилось – юристы палат столь же тщательно рассматривают каждую заявку, как и ранее.

Тем не менее подчеркну, что, поскольку решение о бесплатном предоставлении данной услуги было принято именно в рамках предпринимаемых для поддержания экономики в условиях распространения новой коронавирусной инфекции мер, по возвращении в нормальный режим мы отойдем от бесплатной практики, так как торгово-промышленные палаты самостоятельно зарабатывают средства на свое существование, и взимание платы за свидетельствование форс-мажора – один из источников получения этих средств, и это тоже общемировая практика. Напомню, стоимость оформления ТПП РФ сертификата о форс-мажоре в несрочном режиме с 1 января 2020 года составляла 13,5 тыс. руб. (согласно Приказу Торгово-промышленной палаты РФ от 19 ноября 2019 г. № 102).

Значительное количество отказов обусловлено неполнотой представленного комплекта документов. Подачи только заявления с приложенным свидетельством о регистрации юридического лица и подтверждения ИНН недостаточно, следует это понимать. Нужно представлять и сами контракты, документы, подтверждающие событие, которое, по мнению заявителя, является форс-мажором, и т. д. (представление о том, какой комплект документов необходимо предъявить, может дать перечень, приведенный в п. 3.2-3.3.3 Положения о порядке свидетельствования ТПП РФ обстоятельств непреодолимой силы).

Последнее основание для отказа – когда нет обстоятельства непреодолимой силы, хотя заявитель считает, что оно есть, – самое главное, и здесь важно еще раз обратить внимание на то, что специалисты торговых палат проводят очень серьезную юридическую работу, принимая соответствующее решение.

А иностранные компании обращаются в ТПП РФ за сертификатами о форс-мажоре?

Да, обращаются. К нам поступали заявления от компаний из Турции, Италии, Германии, Китая, Казахстана, и ряд этих заявлений были удовлетворены.

Подчеркну, что, рассматривая такие обращения, ТПП РФ не делает каких-либо различий между российскими и иностранными компаниями, в то время как предприниматели сообщают нам о случаях отказа им в выдаче сертификатов, например, в Польше и Италии по причине того, что там сертификаты или заключения о форс-мажоре выдаются только своим национальным компаниям.

Мы такого разграничения не делаем, так как считаем, что это неправильно, ведь обеим сторонам договорных отношений вне зависимости от их государственной принадлежности важно решить возникающие вопросы в рамках заключенного контракта.

По каким сделкам компании просят засвидетельствовать обстоятельства непреодолимой силы чаще всего?

В основном по договорам поставки, договорам, связанным с обслуживанием техники и оборудования, строительным контрактам.

Как Вы отметили, один из наиболее болезненных вопросов для предпринимателей сейчас связан с арендными отношениями. Если проанализировать предпринятые на федеральном уровне временные меры (в частности, предусмотренную ст. 19 Федерального закона от 1 апреля 2020 г. № 98-ФЗ возможность снижения арендной платы в 2020 году, отсрочки внесения платежей для предпринимателей, осуществляющим деятельность в наиболее пострадавших в условиях распространения COVID-19 отраслях), "коронавирусные" разъяснения Верховного Суда Российской Федерации, приведенные в обзорах судебной практики от 21 апреля и 30 апреля, а также пояснения непосредственно ТПП РФ, содержащиеся в ответах палаты на часто задаваемые вопросы в связи с COVID-19, можно вывести такую общую рекомендацию арендаторам и арендодателям: договариваться между собой, а если не получится, судиться. Может быть, Вы подскажете сторонам арендных отношений более конкретную схему действий?

Во-первых, если разобрать арендные отношения с точки зрения возможности подтверждения форс-мажора для освобождения арендатора от финансовых обязательств – именно с этой целью арендаторы обращаются в торгово-промышленные палаты (так же, кстати, как и лизингополучатели по договорам лизинга автотранспортных средств, несущие потери в связи со значительным снижением пассажиропотока), то можно выделить несколько важных моментов. Когда речь идет, к примеру, о фитнес-центрах, иных предприятиях, оказывающих услуги (парикмахерских, салонах красоты, барах, буфетах, то есть всех перечисленных, например, в п. 3 Указа Мэра Москвы от 5 марта 2020 г. № 12-УМ с последующими изменениями и дополнениями), то, скорее всего, ограничительные или запретительные меры, принятые в регионе, из-за которых они не могут выполнять свои функции, могут быть признаны форс-мажором, но именно в отношениях с их клиентами. В отношениях же с арендодателями ситуация иная, поскольку прямые запретительные меры, не позволяющие арендаторам пользоваться арендованным имуществом, в нормативных актах не содержатся. Кроме того, арендаторы разные: кто-то вообще не использует арендованное имущество (и в этом случае тоже нужно выяснить, по какой причине: в связи с введением запретительных мер или какой-то другой), а кто-то им пользуется, причем довольно активно, как, например, кафе и рестораны, которые не принимают посетителей, но готовят и осуществляют доставку продукции.

ТПП РФ и региональные торгово-промышленные палаты могут свидетельствовать только очевидные обстоятельства форс-мажора, ориентируясь на действующее законодательство, в частности, на п. 3 ст. 401 Гражданского кодекса, в котором говорится о том, что отсутствие у должника-предпринимателя необходимых денежных средств не является обстоятельством непреодолимой силы (и это дополнительно подчеркивается в п. 8 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. № 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств"). Однако в Обзоре по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории РФ новой коронавирусной инфекции (COVID-19) № 1 ВС РФ сделал оговорку о том, что отсутствие необходимых денежных средств, вызванное именно установленными ограничительными мерами, в частности запретом определенной деятельности, при некоторых условиях все-таки может быть признано основанием для освобождения от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств в связи с форс-мажором. Для этого нужно привести целый ряд доказательств: добросовестности действий, резкого снижения прибыли и др., и изучить их может только суд, у торгово-промышленных палат для этого полномочий недостаточно.

Поэтому мы и рекомендуем арендаторам и арендодателям, лизингополучателям и лизингодателям договариваться между собой в части освобождения от ответственности за неисполнение обязательства, включая штрафные санкции. Если же договориться не получилось и какая-либо из сторон уверена в наличии форс-мажора, то вне зависимости от того, отказала торгово-промышленная палата в выдаче сертификата или заключения или нет, – обращаться в суд, так как только в суде в таком случае может быть решен вопрос, является ли отсутствие денежных средств у стороны тем обстоятельством, которое позволяет освободить ее от ответственности за неисполнение договора.

Во-вторых, я бы обратил внимание на то, что нельзя в договорных отношениях выделять только одну сторону. В арендных отношениях арендатор может быть более активен в вопросе обеспечения возможности временного неисполнения обязательств по договору, поскольку именно ему нужно вносить плату по нему. Но не стоит забывать о том, что арендодатель несет не меньше расходов на содержание помещения: ему нужно платить налог на имущество, оплачивать услуги охраны, клининговых компаний, организаций, осуществляющих поддержание и ремонт недвижимого имущества и т. п. И до арендодателей волна последствий, вызванных новой коронавирусной инфекцией, в виде снижения экономической активности тоже дошла, хотя и чуть позже, чем до арендаторов. Поэтому всегда вставать в этих отношениях на сторону арендатора, подтверждая наличие форс-мажора в виде введенных органами власти запретительных мер, в связи с чем он освобождается от выполнения своих финансовых обязательств и штрафных санкций за их невыполнение в период действия этих мер, было бы не совсем правильно, это был бы односторонний подход.

В-третьих, излишнее желание признавать в качестве форс-мажора отсутствие денежных средств у арендаторов может повлечь за собой ненужную обратную реакцию со стороны арендодателей. Если будет признано, что в отношения между сторонами "ворвался" форс-мажор, который освобождает арендатора от ответственности за неисполнение финансовых обязательств, у арендодателя в соответствии с п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. № 7 появится возможность в одностороннем порядке без каких-либо санкций расторгать договор с арендаторами. Со ссылкой на указанный пункт постановления Пленума ВС РФ они, если это отвечает их экономическим интересам, будут стараться доказать утрату интереса в продолжении договора аренды и будут иметь реальные шансы на успех. Едва ли кто-либо заинтересован в такой "волне" исков арендодателей, появление которой вполне прогнозируемо.

В связи с этим и Правительство РФ, и ТПП РФ ориентируют предпринимателей и со стороны арендаторов, и со стороны арендодателей на необходимость договариваться между собой и вносить изменения в договор на основании ст. 450 ГК РФ, в том числе по основаниям, предусмотренным ст. 19 Федерального закона от 1 апреля 2020 г. № 98-ФЗ.

Правительство РФ, действуя в этом направлении, сработало, на мой взгляд, очень четко, дав указания директивного плана арендодателям недвижимого имущества, находящегося в государственной и муниципальной собственности, и рекомендации арендодателям недвижимого имущества, находящегося в частной собственности, – по отсрочке арендной платы или ее снижению, одновременно указав органам власти на необходимость принятия мер поддержки в отношении таких арендодателей в части уплаты налога на имущество, земельного налога и др. (Распоряжение Правительства РФ от 19 марта 2020 г. № 670-рПостановление Правительства РФ от 3 апреля 2020 г. № 439).

Важно также иметь в виду, что, судя по рекомендациям, содержащимся в п. 3-6 раздела II Обзора по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению новой коронавирусной инфекции (COVID-19) № 2, ВС РФ настроен на достаточно жесткую поддержку обеих сторон договора аренды в их желании изменить условия договора, исходя из текущей ситуации.

В заключение отмечу, что не только арендаторы обращаются в торгово-промышленные палаты за выдачей заключений о форс-мажоре. К нам начали поступать обращения и от арендодателей, которые пошли навстречу арендаторам, снизили арендную плату, получили или скоро получат льготы по налогу на имущество, но при этом тоже находятся в финансовом кризисе, в связи с чем не могут исполнять обязательства по кредитным договорам, по договорам с охранными, клининговыми компаниями. И это свидетельствует о том, что невозможность выполнения финансовых обязательств в силу отсутствия денежных средств может возникнуть по любому договору, и только суд – еще раз подчеркну – в состоянии ответить на вопрос о том, почему у предприятия нет средств, чтобы заплатить по договору: в силу форс-мажорных обстоятельств или по каким-либо иным причинам, которые не могут стать основанием для освобождения от исполнения обязательств.

ТПП РФ разработала уже несколько пакетов предложений по поддержке предпринимателей в условиях ухудшения экономической ситуации в связи с распространением новой коронавирусной инфекции. 30 апреля в Правительство РФ был направлен очередной перечень инициатив четырех крупнейших деловых объединений (ТПП РФ, РСПП, "ОПОРА РОССИИ", "Деловая Россия"), предусматривающих меры поддержки предприятий для ускорения их выхода из кризисной ситуации, то есть речь идет об инициативах на перспективу. А какие меры поддержки предпринимателей, по Вашему мнению, нужно предоставить бизнесу в кратчайшие сроки?

Нужно отметить, что Президент РФ и Правительство РФ гибко работают в сфере поддержки предпринимателей в данный период, поэтому на сегодняшний день довольно большое количество мер уже предусмотрено. Так что сейчас вопрос стоит не столько о том, чтобы что-то новое предлагать, а, скорее, о том, чтобы принятые меры реализовать на практике. Об этом регулярно говорит Президент РФ, обращая внимание Правительства РФ и глав регионов на необходимость запуска всех предусмотренных механизмов поддержки бизнеса в реальной жизни. И я тоже именно на это бы в первую очередь обратил внимание: на практическое воплощение тех трех пакетов мер по поддержке бизнеса, которые уже приняты.

А из того, на что еще бизнес обращает наше внимание, я бы выделил маркировку продукции – нужно ее по возможности максимально отсрочить, так как она предполагает реализацию очень серьезных мероприятий, которые не только повлекут расходы на средства маркировки, но и существенно изменят товаропотоки.

Кроме того, мы предлагаем ограничить до конца года проведение контрольно-надзорных мероприятий всеми контролирующими органами.

И еще одно предложение – не изменять кредитные истории предпринимателей, которые обращаются за реструктуризацией кредитов, чтобы они могли пользоваться всеми доступными мерами поддержки, в том числе пониженными кредитными ставками.

Все перечисленное в совокупности с теми мерами, которые уже предусмотрены и действуют, поможет, на мой взгляд, бизнесу выйти из экономического кризиса, в котором он находится в связи с происходящими сейчас неординарными событиями.

https://www.garant.ru/interview/1374665/

Короткая ссылка на новость: http://www.souztransrus.ru/~TW5yI